Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on twitter

Спорные льготы

«Газпромнефть-Хантос» проиграл еще один суд о доначислении налогов на имущество

Фото: «Газпромнефть-Хантос»

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp

Арбитражный суд Москвы признал законным решение Межрегиональной инспекции министерства РФ по налогам и сборам крупнейшим налогоплательщикам №2, согласно которому ООО «Газпромнефть-Хантос» должно доплатить в бюджет налог на имущество в размере 135,7 млн рублей, а также пени и штраф. Решение суда может быть обжаловано.

Как указано в материалах дела, в мае 2018 года МИФНС провела выездную налоговую проверку в отношении ООО «Газпромнефть-Хантос» по всем видам налогам и сборам за 2015-2017 годы. По ее итогам компания была привлечена к ответственности по пункту 1 статья 122 Налогового Кодекса РФ («Неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора, страховых взносов») в виде штрафа на сумму 12,1 млн рублей. Обществу было предложено уплатить недоимку в размере 135,7 млн рублей и пени в сумме чуть более 29 млн рублей. Кроме того, налоговая предложила нефтяникам уменьшить исчисленный в завышенном размере налог на прибыль организаций в сумме 21,9 млн рублей.

По мнению МИФНС, «Газпромнефть-Хантос» неправомерно применила льготы по налогу на имущество в отношении объектов основных средств — 95-ти кустов скважин (инженерная подготовка), ошибочно квалифицировав их как объекты движимого имущества. В результате бюджет недосчитался налога на имущества в размере 135,7 млн рублей.

Компания с такими итогами не согласилась и попыталась обжаловать требования в Федеральной налоговой службе. А затем – в суде. Ее позиция такова, что инспекция сделала неправомерный довод о вхождении спорных объектов в состав сложного имущества. Указывая на судебную практику, защитники нефтяников отметили, что квалифицировать в качестве движимого или недвижимого нужно объекты основных средств отдельности, в не в совокупности. А все расположенные на кусте скважины объекты по своей природе не обладают признаками недвижимого имущества в связи с чем даже в совокупности не может рассматриваться как недвижимость. Компания указала, что у кустов скважин «отсутствуют конструктивные элементы, обеспечивающие неразрывную связь с землей». «Спорные объекты представляют собой инженерную подготовку кустов скважин, то есть “специальную площадку естественного или искусственного участка территории месторождения”. Расположенные на данной площадке сооружения и оборудование являются отдельными объектами основных средств, конструктивные особенности которых налоговым органом не исследовались», – приводится позиция компании в материалах дела.

По мнению «Газпромнефть-Хантос», в структуре куста скважин отсутствуют конструктивные элементы, в частности, фундамент, что позволяет перемещать спорные объекты без причинения несоразмерного ущерба их назначению. «Все спорные объекты, возводимые на данных земельных участках, изначально предназначены для возможной разборки и перемещения после окончания эксплуатации месторождения, в связи с чем, не подлежат признанию недвижимым имуществом», – подчеркнули в компании. Вывод, что спорные площадки не являются недвижимым имуществом, подтверждается и письмом Западно-Сибирского филиала АО «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ».

Однако арбитражный суд Москвы поддержал в споре налоговую инспекцию. Он указал, что кустовая площадка является объектом капитального строительства, что подтверждают документы: разрешение на строительство, разрешение на ввод в эксплуатацию, проектная документация, акт приемки законченного строительством объекта. При этом в процессе инженерной подготовки кустов скважин формируется искусственная территория, на которой расположены сооружения, обеспечивающие добычу газожидкостной смеси. Попытка демонтажа этих объектов приведет к прекращению возможности использования этих объектов по прямому назначению.

«Сооружения, проектируемые в рамках обустройства нефтяных месторождений, являются неподвижными, самостоятельными строениями, выполненными методом строительства, технологически имеющие неразрывную связь с поверхностью земли (грунтом) и предназначенные для обеспечения добычи углеводородного сырья», — следует из материалов дела.

В итоге суд принял решение отказать ООО «Газпромнефть-Хантос» в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в Девятом арбитражном апелляционном суде в течение месяца.

По словам юриста компании «Арбитраж.ру» Сергея Филиппова, с 1 января 2019 года движимое имущество было исключено из объектов налогообложения налога на имущество организаций. «На практике использование данной льготы существенно затруднено. Связано это как с отсутствием в Гражданском кодексе РФ четких критериев разделения имущества на движимое и недвижимое (признак неразрывной связи с землей длительное время подвергается обоснованной критике), так и с отсутствием единообразия в толковании положений ст. 130 Гражданского кодекса РФ. Поэтому налогоплательщики всегда находятся в “зоне риска” доначислений налога на имущество организаций по мотиву переквалификации вещи из движимой в недвижимую. Настоящий спор достаточно ярко демонстрирует данную проблематику», — пояснил «Коммерсанту» Сергей Филиппов.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

12 + 17 =

Пролистать наверх