Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on twitter

Дело — труба

Общественники ХМАО требуют отчета от властей о подводном трубопроводе, на котором произошла утечка газа в реку Обь

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp

Активисты Общероссийского народного фронта в ХМАО требуют публичного объяснения, каким именно подводным трубопроводом в Оби в районе Нижневартовска пользовалась «дочка» «Сибура» для перекачки широкой фракции легких углеводородов (ШФЛУ) – основного сырья нефтехимических предприятий для производства целого спектра продуктов: каучука, пластмассы, этанола, растворителей, компонентов высокооктановых бензинов. Как стало известно Faktologia.com, организация направила официальный запрос руководителям надзорных ведомств, в том числе Ростехнадзора, Росприроднадзора, МЧС и губернатору Югры Натальи Комаровой, в котором задает ряд очевидных вопросов, связанных с выявленной неделю назад аварией с утечкой газа, в результате которой в Обь могли попасть токсичные вещества.

В первую очередь, общественники требуют сообщить и представить доказательства того, кто является собственником и эксплуатирующей организацией трубопровода, на котором случилась авария и каково фактическое назначение трубопровода. На данный момент ответственность за аварию взяла на себя компания «СибурТюменьГаз». Однако у общественников есть сомнения, что именно ей принадлежит сам трубопровод.

Во-вторых, члены ОНФ требуют сообщить, какое вещество транспортировалось по данному трубопроводу в момент возникновения разгерметизации и каков его количественно-химический состав.

В-третьих, общественники ХМАО требуют дать информацию, какое общее количество вещества и за какой период времени поступило в окружающую природную среду: в водный объект и в атмосферный воздух соответственно, а также какие методики исчислений использовались для получения этих расчетов.

В ОНФ также направили запрос в Федеральное агентство водных ресурсов с требованием пояснить, о каком именно подводном трубопроводе упоминает в своих комментариях «СибурТюменьГаз». Как сообщил представитель ОНФ Евгений Печерица, в открытом доступе не удалось найти официальных данных о строительстве и вводе в 2001 году подводного трубопровода для прокачки ШФЛУ, а в водном госреестре отсутствует информация о предоставлении предприятию прав на использования данного участка в целях строительства такого объекта и его эксплуатации. Это, по мнению общественников, принципиально важная информация, которая позволит объективно оценить сложившуюся ситуацию, а именно ответить на вопрос, кто действительно должен нести ответственность за случившееся технологическое происшествие, которое управление МЧС по ХМАО отказалось признавать «ЧС».

В самой компании лишь однажды упомянули о характеристиках продуктопровода, на котором, по всей видимости, случайно 6 марта была выявлена утечка. Через сутки после пожара на Оби на заседании рабочей группы по предупреждению ЧС под председательством губернатора ХМАО Натальи Комаровой генеральный директор «СибурТюменьГаза» Александр Тепляков сообщал, что объект был введен в эксплуатацию в 2001 году. «Представляет из себя продуктопровод в двухниточном исполнении диаметром 500 мм. Нитки равнопроходные – основная и резервная. Происшествие произошло на резервной нитке», – сказал руководитель. Но не объяснил, почему была задействована резервная нить, которая, как правило, используется в аварийных ситуациях.

Также Тепляков заявил, что рабочие параметры у ниток одинаковые – максимальное давление 30 кг на квадратный сантиметр. «На момент события давление было 16,9 кг, то есть почти 17 кг. Таким образом, никаких превышений технологических параметров мы не допустили. За всю историю эксплуатации мы к 30 кг, то есть к максимально разрешенному давлению, никогда не приближались. Всегда эксплуатировали в районе 17-22 кг», – пояснял Наталье Комаровой гендиректор компании.

Он также сообщил, что экспертиза промышленной безопасности трубопровода была проведена в марте 2020 года, зарегистрирована в Ростехнадзоре в апреле 2020 года. «Срок законной эксплуатации данного актива, согласно заключениям экспертизы, до 1 апреля 2023 года. Экспертиза проводилась внешней организацией, имеющей все лицензии для такого рода работ способом внутритрубной диагностики», – пояснял Тепляков. – «Вторая часть, которая позволяет нам законно эксплуатировать объект – обследование водных переходов. В данном случае они должны проводиться не реже одного раза в год, что, собственно, и было сделано – последняя экспертиза обследования подводного перехода была выполнена в августе 2020 года. В результате этого обследования никаких замечаний выявлено не было. Делалась тоже сторонней организацией, имеющей все необходимые для этого разрешительные лицензионные документы. Срок следующей экспертизы – август 2021 год».

Александр Тепляков также озвучивал характеристики продукта, которые перекачивался по данному продуктопроводу. «Это широкая фракция легких углеводородов, основные компоненты – пропан-бутановые фракции. В силу того, что они при нормальных условиях являются газами, то из места повреждения по понятным причинам поднимаются на поверхность воды и далее испаряются в атмосферу. Если бы не было горения, то именно так и было. А когда горение есть, то они сгорают в атмосфере. Наталья Владимировна, искренне полагаем и считаем, что, по крайней мере, серьезного загрязнения реки Обь в данном случае не допущено. То, что из продуктопровода выходит наружу – оно сгорает. И в большей степени может идти речь о выбросах в атмосферу», – резюмировал Тепляков, который на тот момент не мог уточнить, где именно на продуктопроводе произошла авария, чем она была вызвана, когда точно произошла и сколько ШФЛУ попало в реку до пожара. Более того, этих данных нет до сих пор.

Стоит добавить, что, по мнению экспертов, трубопроводы для перекачки ШФЛУ имеют ряд серьезных специфических технологических особенностей от трубопроводов для перекачки нефти и газа. «Я помню строительство разных магистралей. В том числе, как в 1989 году был введен переход нефтепровода через реку Обь – Ермаковское месторождение ДНС-1 – Нижневартовский ГПЗ. В этом же году из-за аварии под Уфой (железнодорожная катастрофа, произошедшая в результате утечки ШФЛУ на трубопроводе) по решению тогдашнего правительства напорный нефтепровод «Сибнефтегазпереработки» был временно передан для прокачки ШФЛУ. Но вот ввод в 2001 году нового трубопровода под ШФЛУ не могу вспомнить, хотя это значимый проект. Очень хотелось бы, чтобы контролирующие органы, в том числе Ростехнадзор, и, возможно, компания, которая рассказала об этом проекте, комментируя аварию, представили его более подробно. Это позволит закрыть появившиеся вопросы: что это за труба и кто несет за случившееся реальную ответственность», – высказал мнение один из общественников округа.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

7 − шесть =

Пролистать наверх