Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on whatsapp
Share on telegram
Share on twitter

«Мы помогаем могучим нефтяным компаниям, но забываем про наш малый бизнес»

Депутаты раскритиковали правительство ХМАО за очередное расширение налоговых льгот для «Газпром нефти»

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp

Фото: gazpromtrading.com

В думе ХМАО раскритиковали региональное правительство за расширение льгот по налогу на имущество для «Газпром нефти». По мнению ряда депутатов, властям нужно так рьяно заботиться не о компании, получающей федеральные льготы и огромную прибыль, а о местном малом и среднем бизнесе, которого в регионе становится, по их данным, все меньше.

Новые условия, расширяющие применение льготы по налогу на имущество для «Газпром нефти» были учтены в законопроекте, которым также предлагалось продлить одну из ключевых льгот для малого и среднего бизнеса. Речь идет о продлении до конца 2022 года пониженной ставки налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения в размере 1%, если объектом являются «доходы» по отдельным видам деятельности. На это сразу обратили внимание депутаты.

  • «Мы смешали тех, кто нуждается во льготе с теми «скромняшками» (так депутат назвал нефтяные корпорации), которые, эксплуатируя народное добро, делают себе прибыль. Мы против того, чтобы так называемые «сироты» (нефтяные компании) получали льготу, прикрываясь тем, что у них так все плохо и они не могут без льгот добиваться своих результатов. У них есть федеральные льготы, очень большие. Я не видел, чтобы Москва им давала льготы, хотя они там базируются и тоже платят налоги», – сказал лидер фракции КПРФ Алексей Савинцев. Он возмутился, что власти проводят решение по этим двум льготам одним законопроектом.

«Смысл давать [льготу] им [нефтяникам] нет, но так как вы опять совместили две льготы – одну на самом деле необходимую, а другую – из ряда вон выходящую, то мы, наверно, воздержимся при голосовании… Мы принципиально против льгот нефтянкам», – высказал мнение фракции коммунист.

Напомним, льгота по налогу на имущество была установлена для «Газпром нефти» несколько лет назад в целях реализации проекта по освоению баженовской свиты – как владельцу лицензий на разведку и добычу такого сложного углеводородного сырья на территории округа. Теперь власти ХМАО предложили расширить эту льготу и на те организации, которые совместно с «Газпром нефтью» (ее доля в уставном капитале должна быть не менее 30%) участвуют в создании отечественных технологий и оборудования для изучения, разведки и добычи запасов баженовской свиты. Также они предложили снизить одно из ключевых требований для применения льготы – объем годовой добычи компании по такому проекту должен быть всего от 2 млн тонн (ранее требование было – от 5 млн тонн). Налоговая льгота будет предоставляться на весь срок окупаемости каждого отдельного инвестиционного проекта. В финансово-экономическом обосновании к проекту закона нет ни слова о бюджетном и экономическом эффекте от расширения этой льготы.

В прошлом нефтяник, а ныне заместитель губернатора Алексей Забозлаев, курирующий в правительстве ТЭК, отметил, что если бы несколько лет назад власти ХМАО не предоставили льготу компании, то проекта по освоению баженовской свиты бы не было.

  • На что коммунист заметил, что сейчас почти вся нефть в ХМАО трудноизвлекаемая и поэтому таким компаниям большие льготы дает федеральное правительство. «Пусть ими и пользуются. Москва не дает, почему мы должны?» – снова поинтересовался Савинцев.

Ему попытался ответить спикер думы Борис Хохряков, который заявил, что категорически не согласен с коллегой и считает необходимым поддерживать геологоразведку. Председатель думы обратил внимание на то, что изначально этот проект «Газпром нефти» был региональным, но затем стал федеральным, что говорит о его значимости для страны. Спикер заявил, что из-за санкций компании вынуждены сами разрабатывать оборудование для добычи трудной нефти, а власти ХМАО стимулируют это направление. «С этим решением, с моей точки зрения, мы заглядываем в будущее и формируем будущее округа», – заявил Хохряков.

Алексей Савинцев тогда перешел на конкретные примеры. «Льготу даем «Газпром нефти». Вот на ее заправках бензин для югорчан дороже, чем для тюменцев, а в Казахстане еще дешевле. Так кому мы даем льготу: жителям Тюмени, Казахстана или жителям Югры?» – пытался понять коммунист логику единороссов.

«Даем льготу нефтяникам, которые добывают нефть», – попытался завершить дискуссию спикер. Однако разговор продолжил его заместитель Александр Сальников, который обвинил коммуниста в предвзятости, отметив, что его критика обоснована лишь коммунистической идеологией в отношении частной собственности.

  • Далее единоросс привел свой пример. По его словам, в округе работает крупнейшая нефтяная компания России – «Роснефть», которая, по его словам, «чисто государственная компания», и у которой тоже тысяча заправок по всей России. «Но все мы понимаем, что чем дороже бензин на нашей заправке, тем больше мы пополняем кошелек и закрома родины. Потому что 80% в цене бензина – это налоги. И в основном, естественно, налоги федеральные. Да 100% федеральные налоги. Вот и все», – сделал неожиданное заявление депутат, пытаясь направить неприятную для него дискуссию о высоких ценах на бензин в ХМАО в пользу нефтяников.

К слову, с 2020 года российское правительство престало владеть контрольным пакетом акций «Роснефти». Практически половина акций этой нефтяной компании принадлежит частным инвесторам, в том числе зарубежным, поэтому заявление Сальникова о пополнении бюджета, а не компаний, не выдерживает никакой критики.

Позицию коммуниста поддержал и депутат от ЛДПР Михаил Селюков, который прямо заявил, что региональные власти должны помогать малому бизнесу, а не корпорациям.

«У нефтяных компаний хватит силы применять федеральное законодательство. А я бы хотел обратить внимание на малый и средний бизнес. Мы опять устанавливаем пониженные ставки налога по УСН и опять ограничиваемся какими-то видами деятельности. Почему не пойти по пути того, чтобы снизить ставку для всех, кто применяет такую режим налогообложения? А это практически весь малый бизнес. И пусть предприниматели понимают, что ближайшие 3-5 лет они не будут платить 6%, а будут выплачивать всего 3% или 1%. Мы копья ломаем по великим нефтяным компаниям, которые могучие. У них есть и без нас ресурсы для решения вопросов. Но мы забываем про малый бизнес, для которого большая разница – заплатить ставку налога 1% или 6%», – отметил депутат. Добавим, что по данным правительство, эта льгота для малого бизнеса принесет лишь 200 млн рублей выпадающих доходов бюджета на 2022 год.

  • Тему поддержал и представитель «Российской партии пенсионеров» Владимир Зиновьев. «Если принимаются меры поддержки по снижению процентных ставок по тем или иным налогам, то надо убрать ограничения. Потому что это достаточно большое количество занятых. У нас уже за 11 месяцев 800 с лишним предприятий открылось, но более 2 тысяч прекратили свою деятельность, это касается и ИП и юрлиц. Поэтому здесь для стимулирования нужно убирать все ограничения, причем в среднесрочной перспективе», – высказал он мнение.

Вера Дюдина заявила, что готова обсуждать с депутатами эту тему. Но их критику льгот для нефтяников она публично комментировать не стала. По итогам обсуждения большинством голосов законопроект, подготовленный правительством ХМАО, был принят.

Добавим, что по итогам 2020 года выпадающие доходы консолидированного бюджета ХМАО в связи с предоставлением льгот, в частности, нефтегазовым компаниям увеличились почти на 11 млрд рублей и составили 31,2 млрд рублей. Самые крупные выпадающие доходы связаны с предоставлением льгот по налогу на прибыль организаций (пониженные ставки и инвестиционные налоговые вычеты) – 22,4 млрд рублей. Это на 60% больше, чем годом ранее, когда выпадающие доходы составляли 12,5 млрд рублей. В 2020 году преференциями по этому налогу воспользовались 39 организаций, из них 99% – нефтегазовые компании. Следом идут выпадающие доходы от льгот по налогу на имущество организаций – 5,5 млрд рублей, что на 15% больше, чем по итогам 2019 года (тогда они составляли 4,8 млрд).

Подписывайтесь на нас:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

девятнадцать − 13 =

Пролистать наверх